10:30 

моё че каво

СОМНЕНИЕ
***
-Обещай, что пойдешь,- Майкрофт легко коснулся соска Джона, прихватил губами и поиграл языком. Шумное дыхание сверху подсказывало ему, что пора пустить в ход весь свой талант убеждения.
-Я думал, ты имел в виду следующее рождество,- выдохнул Джон, опуская руку на плечо Майкрофта и надавливая, намекая, что пора бы уделить внимание другим частям его тела.
-Нет,- усмехнулся Майкрофт,- когда я приглашал тебя на семейный рождественский ужин, я имел в виду ЭТО рождество.- Он спустился еще ниже, обводя по кругу родинки на животе Джона. Его пальцы прочертили дорожку от выпирающей косточки на бедре до коленки и обратно. Джон задрожал. Майкрофт склонился над его возбужденным членом, дотронулся сжатыми губами головки, чуть приоткрыл рот, обхватывая самый кончик. Джон нетерпеливо заерзал под ним.- И я настаиваю,- Майкрофт лизнул чувствительное место под уздечкой. Сомкнув пальцы у основания члена, он крепко сжал его.
-С твоей стороны нечестно брать с меня обещание под давлением,- застонал Джон и подался навстречу ласкающим пальцам. Его член уже сочился смазкой и Майкрофт отнюдь не способствовал снятию напряжения.
-Это и есть большая политика, друг мой,- Майкрофт развел ноги Джона шире и, наконец, вспомнил, что он не на заседании.
***
-Не волнуйся, ты ей понравишься,- Майкрофт поправил галстук Джона и провел ладонью по его щеке.
-Легко сказать, я уже лет десять не знакомился ни с чьими родителями,- Джон нервно подергал удавку и облизнул губы.
-Не с родителями, только с мамой. Ну,- Майкрофт поморщился,- и с братом. Но на него можешь не обращать внимания, ему никто не нравится.
Джон взглянул на своего мужчину с плохо скрываемым беспокойством и нахмурился. Майкрофт приобнял его за талию, взял двумя пальцами за подбородок, приподняв голову, и заглянул Джону в глаза.
-Обещаю, это ненадолго. И ты производишь хорошее впечатление, на меня ведь произвел,- он ласково коснулся его губ в нежном, успокаивающем поцелуе. Джон вздохнул, что ему еще оставалось делать? Только смириться.
-Я пойду, поищу маму, подожди в гостиной,- с этими словами Майкрофт его покинул. Джон огляделся. В огромном доме Холмсов наверняка было около дюжины гостиных, и которую из них имел в виду его бойфренд непонятно. Джон решил пойти по пути наименьшего сопротивления и выбрал из множества закрытых дверей открытую. Трость глухо стучала по мраморному покрытию, когда он шел по длинному холлу. Со стен на него неодобрительно смотрели потемневшие портреты неизвестных людей. Еще бы, никто из них наверняка не одобрил бы безродного калеку в стенах семейства из высшего общества. Джон чувствовал себя неуютно в этом богатом особняке. Скромный военный, демобилизованный после ранения, не блещущий званиями и орденами, что он тут делал? Да, каким-то чудом он заинтересовал собой высокопоставленного британского политика, но если с Майкрофтом все было понятно, то встреча с его родственниками хоть и не пугала до чертиков, то однозначно заставляла напрячься. Зачем им было знакомиться друг с другом, да еще в Рождество, семейный праздник? Если только Майкрофт не задумал ввести его в семью... Нет, эту мысль можно отбросить, как абсурдную: они встречались всего лишь три месяца, и это не было чем-то настолько серьезным, чтобы... С самого начала это была дурацкая идея. И он дурак раз позволил себя уговорить.
Джон вошел в небольшую, изящно обставленную комнату - интерьер говорил о высококлассном дизайнере. По обе стороны от камина стояли кресла с глубокими спинками, позади - оттоманки. Вдоль стен тянулись длинные ряды полок с книгами. Тяжелые вышитые портьеры скрывали окна. Идеальная симметрия. В каминной нише потрескивал огонь. Шелест страниц привлек его внимание. В одном из кресел сидел мужчина, наполовину скрытый за широким изголовьем – видны были только его длинные ноги в модных остроносых ботинках. Сидя абсолютно тихо, он был увлечен чтением, поэтому Джон не заметил его сразу.
- Можно ваш телефон?- в тишине комнаты голос незнакомца раздался так резко и громко, что Джон невольно вздрогнул.
- А что случилось с вашим?- ответил он вопросом на вопрос.
- Разрядился,- из-за кресла показалась узкая бледная ладонь с длинными, немного изогнутыми пальцами.
- Почему не позвонить с городского?
- Предпочитаю смс,- ладонь дрогнула в нетерпеливом жесте.
Прихрамывая, Джон подошел к креслу, достал мобильник и протянул мужчине. Схватив аппарат, тот принялся молниеносно строчить сообщение, бросив на Джона короткий взгляд.
- Афганистан или Ирак?
- Что?- склонив голову к плечу, Джон поморщился. Его всегда раздражали бесцеремонные вопросы.
- Я спрашиваю, где это произошло, в Афганистане или Ираке?- еще один быстрый, пронзительный взгляд, как укол булавкой.
Джон замялся и выдавил:
- Афганистан,- переступив с ноги на ногу, он покрутил головой, надеясь найти невидимого суфлера, который наверняка посылал неслышимые сигналы этому странному человеку, но они были вдвоем в комнате.- Простите, как вы узнали?
Неожиданный звонок телефона прервал их разговор. Порывисто вскочив на ноги, мужчина нажал кнопку приема и, слегка кивнув Джону, отошел к окну. Джон с удивлением наблюдал за ним – взволнованные, резкие движения, но при этом изящные, почти танцующие. Казалось, он не двигается как все обычные люди, а телепортирует своё тело из угла в угол незаметными для глаза толчками.
- Наконец-то, еще одно убийство!- незнакомец подпрыгнул и взмахнул руками в победном жесте. Джон его ликования не разделял. Как, ну как можно было радоваться, когда где-то убит человек? Словно произошло не что-то вопиющее и противоестественное, а самая восхитительная на свете вещь.
- Он всегда такой,- Джон обернулся на голос. Скрестив руки на груди, на пороге комнаты стоял Майкрофт. Вид у него был крайне недовольный.
- Шерлок, мама спустится через пару минут…- начал он, но Шерлок только пожал плечами.
- Какой смысл сидеть дома, когда происходит хоть что-то интересное? Извинись перед мамой,- он заметался по комнате, подхватывая со стула своё пальто, а с торшера шарф. Комок чистой энергии, заряжающий все вокруг неуёмной жаждой действия.
- Кстати, познакомься, это Джон Уотсон,- надменный тон Майкрофта мог остудить чей угодно энтузиазм, но Шерлок только чуть-чуть сузил глаза.- Он,- Майкрофт запнулся, пытаясь подыскать формулировку,- со мной,- ударение на последнем слове ставило вескую точку над «и» в определении их отношений.- Джон, это мой брат, Шерлок.
- Брат упоминал, что вы врач. Точнее военный врач, как я теперь вижу,- Шерлок подошел ближе, в упор глядя на Джона. Его холодные серые глаза точно рентген просвечивали доктора.
- Да,- Джон откашлялся, машинально крепче сжимая трость в руке. Ему вдруг стало неловко от столь пристального внимания. Чувство такое, будто его раздели, осмотрели и вывернули наизнанку, даже не пытаясь сделать это приятно. Или хотя бы терпимо.
- И хороший?- Шерлок просканировал Джона с макушки до пят.
- Очень хороший,- Джон с вызовом выпятил подбородок, неосознанно выпрямляясь.
- Мне нужен ассистент. Поедете со мной?- глаза в глаза и странная, кривая усмешка на губах.- Майкрофт?- Шерлок повернулся к брату. Тот резко пересек комнату, встав позади Джона. Даже спиной Джон чувствовал его напряжение. Неловкая ситуация, но предчувствие чего-то нового, интересного, захватывающего уже будоражило кровь. Хотелось сорваться вслед за Шерлоком, но раздражение Майкрофта крепко держало на месте.
- У нас семейный ужин,- выдавил Майкрофт сквозь зубы.- Рождество.
- Думаю, ты окажешь маме услугу, отменив его в этом году. Ей нездоровится с утра, она послала свою горничную за болеутоляющими полчаса назад и сейчас отдыхает. Ты сам в этом убедился, когда поднимался к ней. В таком состоянии ей лучше воздержаться от приема гостей,- Шерлок выразительно посмотрел на Джона, словно говоря: «это все из-за тебя». Джон опустил глаза, в надежде провалиться сквозь землю.
- Джону с его ногой нужен отдых,- упрямился Майкрофт.
- К черту ногу!- рявкнул Джон, не в силах сдержать нахлынувший гнев. Его достало, что все, кто видел его, ковыляющего с тростью, думали, что он ни на что не способный инвалид, которого надо беречь, как фарфоровую куклу. Майкрофт никогда не делал из его ноги особый предмет заботы, и сейчас упоминание о ней вызвало в Джоне волну стыда и злости.
- Значит решено. Идем Джон, - повязывая шарф, Шерлок направился к выходу.
Джон виновато посмотрел на Майкрофта. Его желание пойти с Шерлоком было очень похоже на попытку бегства, возможность увильнуть от скучного семейного ужина. А ведь для Майкрофта это было важно. Джон не знал сколько ему потребуется времени, чтобы получить прощение, если он уйдет сейчас. Но Майкрофт, вопреки его ожиданию, улыбнулся краешком губ, а потом поцеловал его, на мгновение прикоснувшись губами. Удивление на секунду застало Джона врасплох, ведь это было так несвойственно Майкрофту- проявлять знаки внимания при посторонних, но, видя одобрение в его глазах, Джон ответил ему более смело. Потянувшись к Майкрофту всем телом, он попытался вложить в поцелуй свою благодарность.
- Омела,- Майкрофт поднял глаза к потолку.
- Конечно, традиции, - Джон скривился в подобии улыбки и покосился на Шерлока. Тот невозмутимо стоял в дверях, снова набирая смс, и, казалось, совершенно не обращал внимания на парочку в комнате. Но когда Джон, все еще немного смущенный, проходил мимо него, то заметил что Шерлок внимательно, с любопытством, его разглядывает.
- Не жди его скоро,- вместо прощания, съязвил Шерлок и захлопнул дверь.
***
Джон злился. Мало того, что ему пришлось сослаться на больную ногу и попросить помощи у сержанта, так еще и дорога домой заняла почти три часа. Ему не удавалось поймать такси, и в поисках улицы с более оживленным движением он долго бродил по незнакомым кварталам. Ногу подергивало тупой болью, заставляя вспомнить слова Майкрофта. Вот кто оказался чертовски прав – теперь Джону был необходим отдых. И виноват во всем Шерлок. Зачем ему понадобилось тащить за собой Джона? Чтобы после десяти минут знакомства, с самодовольной, нахальной улыбкой рассказать все о его службе в Афганистане, о ранении, о психосоматике, о пьющей сестре? Или чтобы рисоваться перед ним на месте преступления, выдавая пулеметной очередью никому не известные факты о жертве, наблюдая, как Джон и инспектор стоят с открытыми ртами? Да, это было эффектно, тут не поспоришь. Но потом…,потом просто взять и сбежать, крикнув через лестничный пролет абстрактное: «розовый!», оставив Джона среди незнакомых людей, у черта на рогах. Гадкие, сочувствующие взгляды со всех сторон, и вопрос сержанта: «вы его друг?» Пришлось ответить, чувствуя непонятную обиду и разочарование: « я никто».
- Держитесь от него подальше. Думаете, почему он здесь? Он ведь не полицейский. Его это заводит. Загадки. Чем сложнее загадка, тем сильнее она его притягивает. Рано или поздно, он сам подкинет нам парочку. Однажды ему станет скучно,- слова сержанта и сейчас звучали в ушах Джона. Вот, значит, что это было. Шерлоку нужна публика, внимание, восхищение. Что толку быть уникумом, если никто не видит, не оценивает твой талант. Ну нет, Джон не намерен играть роль восторженного фаната.
Он поднялся по лестнице, все сильнее опираясь на трость, и, войдя в комнату, рухнул на диван. От усталости и раздражения ломило плечи, Джон устроился удобней, надеясь хоть немного расслабиться и подремать перед приходом Майкрофта, но воспоминания о сегодняшнем вечере одно за другим всплывали в памяти.
Тонкий профиль на фоне зажигающихся огней Лондона, черный Блэкберри на резком контрасте с белой ладонью, кудрявая челка, спадающая на лоб, движения губ, будто в ускоренном темпе, быстрая речь, слова торопятся вырваться изо рта, скорее обрести вес и значение. Едкие замечания, бьющие по самым уязвимым местам, закрытым у всех на виду. Детская радость в глазах, живое, светящееся азартом лицо. Всю дорогу от дома Холмсов до места преступления, Джона не покидало ощущение, что он зритель в театре одного актера – было в Шерлоке некое позерство, одновременно притягивающее и в равной мере отталкивающее своей необычностью. К концу поездки Джон так и не мог для себя решить, благоговеть перед Шерлоком, или послать его. К счастью, бесславный финал их совместного дела и последующий позор Джона, расставили все по своим местам.
В комнате тихо скрипнула половица, диван прогнулся под тяжестью тела и Джон почувствовал, как на его больное бедро легла рука.
- Я не слышал, как ты вернулся,- он приоткрыл глаза, разглядывая лицо Майкрофта в тусклом свете уличного фонаря. Фары проезжающих под окнами машин расчерчивали стены косыми полосами.
- Ты задумался,- Майкрофт уверенными, сильными движениями начал массировать натруженную ногу.- О Шерлоке?- пальцы разминали затекшие мышцы, то усиливая, то ослабляя нажим. Джон прикрыл глаза, сосредотачиваясь на этих движениях.
- Ты всегда знаешь, о чем я думаю,- он мягко улыбнулся, зная, что даже при таком слабом свете Майкрофт увидит его улыбку.
- Я всегда в курсе событий,- Майкрофт провел руками вдоль бедра, поднимаясь к самому паху и спускаясь обратно вниз к колену. Тепло разливалось по телу Джона, прогоняя боль и плохое настроение.
- Ты простишь меня?- Джон выгнулся, просунул руку под пиджак Майкрофта, и погладил его спину через рубашку.
- За то, что заставлял тебя сделать то, что ты не хотел?- ладони спустились ниже, растирая голень и щиколотку. – Ты познакомился с Шерлоком,- хоть Майкрофт и пытался придать своему голосу невозмутимость, Джон понял, что тому не терпится узнать его мнение о брате. Он погладил Майкрофта по спине, провел кончиком пальца вдоль позвоночника.
- Ты знаешь своего брата, как, по-твоему, у него много друзей? Сержант на месте преступления назвала его психом. Знаешь, что он сделал? Он бросил меня там,- звучало как жалоба плаксивого ребенка на плохого мальчишку из песочницы, но Джон снова вспомнил жалкое положение, в котором оказался и свою унизительную беспомощность.
- Это Шерлок, и ты ведь тоже не так просто заводишь друзей,- Майкрофт подвинулся ближе. Теперь его пальцы начали ловко разминать кисть Джона, отчего по телу расходились волны удовольствия. Склонившись к ладони, он поцеловал запястье, прикоснувшись к бьющейся под кожей венке. Джон почувствовал, как в этом месте участился пульс. Свободной рукой он помог Майкрофту стянуть пиджак и занялся пуговицами его рубашки. Переживания о ноге, о неудавшемся вечере, о Шерлоке моментально испарились. Хотелось добраться до гладкой кожи, положить голову на колени, ощутить расслабляющие прикосновения по всему телу. Звук смс отвлек Джона от приятных мыслей.
«Бейкер стрит. Приезжай, если сможешь. ШХ»
- Я не отвлекаю тебя?- голос Майкрофта проник в ухо Джона вместе с теплым воздухом и языком.
- Н-нет,- Джон зажмурился, когда дрожь возбуждения пробежала по его телу.
- Тебе надо узнать Шерлока лучше,- к языку присоединились зубы, прикусывая мочку уха. Джон облизнул пересохшие губы, судорожно вдохнул, наполняя легкие ароматом Майкрофта, и прижался теснее.
« Если не можешь, все равно приезжай. ШХ»
Это уже не смешно. Джон откинул телефон в сторону и потянулся к Майкрофту, желая получить продолжение многообещающего начала. Но он успел отстраниться, невозмутимо вернувшись к тому, с чего начал – к массажу ноги. И только тут до Джона начал доходить смысл последней реплики Майкрофта.
- Хочешь, чтобы я общался с Шерлоком? Стал его ассистентом?- он произнес то же слово, что выбрал сам Шерлок, потому что сказать «другом» язык не поворачивался.
- Ты пришелся ему по душе, а мне нужен кто-то, кто присматривал бы за ним,- равнодушный, вкрадчивый голос Майкрофта насторожил Джона. Он приподнялся на локтях, пытаясь разглядеть его лицо. В темноте непонятно было, какая эмоция скрывается за этой просьбой. Джон приблизил лицо почти вплотную, но Майкрофт выглядел точно так же, как и всегда.
- Причина?- спросил Джон прямо.
- Я беспокоюсь за него. Неустанно. Но я предпочитаю, чтобы об этом никто не знал,- Джон поразился, насколько Майкрофт сейчас был холоден и отстранен. И это был первый раз на его памяти, когда он был так же откровенен.- У нас сложные взаимоотношения. Мы нежно любим друг друга – я люблю следить за ним через скрытые камеры и агентов, он любит быть самостоятельным и никогда не просить помощи. И все драматизировать, конечно.- Джон впервые слышал горечь в голосе Майкрофта, хоть она и скрывалась за напускной сдержанностью. Но теперь он знал, что человек, которого все считают бесстрастным и несгибаемым, переживает о младшем брате. Глубоко внутри, затаенно, ни с кем не делясь своими опасениями. И знание это было тем ценнее, что открылось только Джону. Ему одному. Он обнял Майкрофта, передавая ему часть своего сочувствия и понимания.
- Конечно, тебе решать, но по твоей левой руке я вижу, что ты уже определился,- Майкрофт переплел их пальцы.
- Что?
Отодвинувшись, Майкрофт попросил его поднять руку.
- Думаешь, почему ты так ухватился за предложение Шерлока составить ему компанию на месте преступления? Не потому, что тебя обременяла моя просьба,- Майкрофт покачал головой. – Сегодня, прикоснувшись к краю его мира, ты увидел поле боя. Ты же уже видел его, правда?
- Так что с рукой?- спросил Джон почти зло. Он ненавидел разговоры о своих травмах, упоминание о них причиняли не меньшую боль, чем сами травмы.
- Перемежающийся тремор левой руки. Твой врач считает это посттравматическим синдромом, - Джон согласно кивнул, сжимаясь в комок, пытаясь уйти от неприятной темы. В комнате вдруг резко стало очень душно, и Майкрофт сидел слишком близко, не давая Джону вздохнуть свободно.
- Я завтра уволю её, она кругом не права,- Майкрофт сжал его лицо ладонями, быстро-быстро покрывая короткими поцелуями веки, лоб, щеки, губы.- Тебя, якобы, преследуют воспоминания о военной службе.- Он прижался лбом к его лбу, восстанавливая дыхание, позволяя Джону вникнуть в смысл слов.- Ты весь вечер напряжен, но рука у тебя не дрожит. Война не преследует тебя, тебе не хватает её,- Майкрофт почти рычит, впиваясь в губы Джона. Язык с легкостью преодолевает сопротивление, завладевая его ртом. Джон запрокидывает голову, теряясь в ощущениях пальцев в своих волосах и вкусе Майкрофта на своем языке. Он стонет, пытаясь сделать сразу несколько дел: выдернуть рубашку из его брюк, забраться руками под ремень, дотянуться до плеча и, целуя, вернуться обратно к губам.
- Почему ты всегда прав?- на выдохе в шею. Майкрофт не отвечает, только лукаво смеется, раздевая Джона.
***
Проснулся он рано. Так всегда бывало после хорошего секса, или любой другой встряски организма – требовалось всего несколько часов отдыха, чтобы весь день ходить бодрым. Через тонкие занавески пробивались первые солнечные лучи, на перламутровых обоях играли блики. За окном привычные звуки города, начинавшего новый день. Под одеялом было жарко, хотелось пить. Джон пошарил рукой по стороне Майкрофта – предсказуемо холодная, значит, ушел еще до рассвета по очередным неотложным государственным делам. Джон вздохнул. В последнее время этих дел становилось все больше. Поднимаясь с кровати, он потянулся – тело отозвалось приятной ломотой. Вчера Майкрофт сильно удивил Джона внезапным напором. Обычно их секс был безукоризненным, как безошибочно написанная мелодия – сначала нежная, плавная, потом все быстрее и быстрее, с точными подъемами и переходами от клавишных к ударным, в нужном месте вступала скрипка, за ней флейта, а завершалось все мощным финальным аккордом. Вчера оркестр явно поменял репертуар. Джон улыбнулся, приятно было сменить заезженную пластинку.
Он не торопясь принял душ, потом спустился вниз, приготовил чай и несколько бутербродов. Спешить было некуда. Работы в Лондоне до сих пор не подвернулось, хоть он и просматривал ежедневно объявления в газетах и интернете, а помощь от Майкрофта в этом вопросе категорически отказывался принимать. Он и переехал-то к нему после недели раздумий, все казалось, что жить с другим мужчиной, без своих средств к существованию, очень похоже на иждивение. Он так и не прижился в его идеальной квартире. На дорогом кожаном диване не лежала его рубашка, на дизайнерских полках не стояли его книги, на белых стенах не висели трофеи и оружие восточной страны. Образцовая квартира, которая за три месяца не стала домом. Все пожитки занимали два чемодана, но Джон не спешил их распаковывать. Без Майкрофта здесь было тоскливо и одиноко. В каком-то смысле, Майкрофт был для Джона идеальным партнером. Всегда выдержанный, надежный, он, как никто другой, понимал его потребность в поддержке. После встречи с ним Джона перестали мучить кошмары, началась мирная гражданская жизнь, появился смысл и стимул двигаться дальше. Майкрофт стал той опорой, которая требовалась Джону, чтобы прийти в себя, почувствовать, что его война не была напрасной.
Джон включил ноутбук, набрал в строке поиска «Шерлок Холмс». Страница запестрела ссылками, самой первой из которых был сайт «Наука дедукции». В голове прозвучали слова Майкрофта: « Ты не бежишь от войны, тебе её не хватает». Так ли ему было необходимо тихое, размеренное существование, как он привык думать? Работа по графику, с полной страховкой и льготами, праздники, дни рождения сестры и Майкрофта и когда-нибудь, через несколько лет, садовый участок с пасекой. Знал ли Майкрофт нужды Джона лучше его самого, мягко, но настойчиво подталкивая его к младшему брату? Джон прокрутил в голове свои впечатления о Шерлоке. Он интриговал, увлекал своими идеями, будоражил спящий мозг, заставлял думать, смотреть, замечать. Определенно, его нельзя было ставить в один ряд с обычными людьми. Это подтвержал целый сайт, посвященный его гениальности. Если перед Майкрофтом Джон мог покривить душой, больше из чувства противоречия, чтобы не выглядеть таким уж заурядным, но себе врать не собирался – роль шпиона при Шерлоке хоть и незавидна, но он согласен и на это. Будто в ответ на его мысли пискнуло сообщение:
«Нортумберленд стрит, 22. Может быть опасно. ШХ»
Сердце екнуло. В два глотка допив чай, Джон пошел собираться. В спальне первым делом достал коробку, которую прятал от Майкрофта в шкафу, в самом дальнем углу, за стопками с носками и футболками. Не специально, просто само собой так вышло. Прежде, чем открыть её, он немного помедлил, взвешивая за и против, но слово «опасно» поставило жирный плюс в графе «за». В коробке лежал пистолет. Джон засунул его за пояс брюк: металл неприятно холодит кожу, но быстро нагревается, вселяя в сердце уверенность. Он напоследок обвел комнату взглядом – старая армейская привычка, маленький ритуал перед тем, как прибыть к точке сбора, где уже будет неизвестно, вернешься ли обратно живым. Тело уже зудит от предвкушения, когда Джон выходит на улицу, ловит проезжающее мимо такси и называет адрес.
***
«Проснись»,- говорит голос в голове. – «Открой глаза». Он открывает, видит перед собой одну и ту же знакомую картину изо дня в день. Каждый день. «Проснись и осознай, это твоя жизнь»
«Проснись!»- кричит голос и сознание медленно возвращается. Поднимается из тьмы тысячелетнего зиккурата, лопается где-то на дне глаз картинка реальности. Оживают звуки, кровь быстрее бежит по венам, нервная система принимается за работу. Соленый привкус во рту, пальцы на руках и ногах обретают чувствительность – он сжимает кулаки – веки слегка подрагивают. По телу разливается энергия. Голос в голове звучит все громче и настойчивей. Он уже здесь, рожден заново в старом мире. Что ждет его сегодня? Все его существо ждет…Ждет ответов на вопросы, ждет причин и следствий, ждет, не зная чего или кого. Внутри него есть кто-то, кто знает все лучше, у кого есть подходящие слова, чтобы все объяснить, но он не спешит выходить на поверхность. И в новом дне приходится все начинать с нуля, чтобы познакомиться с ним поближе. Скука. Он чувствует стоящую перед глазами пелену, тонкую, как полиэтиленовый пакет, но все же отделяющую его от мира. Он не в силах преодолеть эту преграду внутри себя. Секунда,- и мир снова начинает двигаться. Раздвоенность отступает на какое-то время, но он знает, что ничего еще не кончено. Все повторяется.
Шерлок поворачивается на бок, подтягивает колени к груди. Холодно, по комнате гуляет сквозняк. Он смотрит на раскрытый розовый чемодан, лежащий на стуле возле дивана, как мертвое чудовище со вспоротым брюхом. Это было легко. Почему люди не могут просто подумать? Все настолько очевидно, что заняло всего час. Очередная головоломка оказалась детским ребусом из книжки. Теперь оставалось только ждать и плавиться в невыносимой скуке. На краю сознания мельтешил образ новой ручной обезьянки Майкрофта. Смешной маленький человек, Джон Уотсон. ПТСР, храбрость, как опасный вид глупости, гордость и уязвимость. Оказалось, что он не так прост, его реплики дергали какие-то струны в душе, о существовании которых Шерлок предпочитал не вспоминать. Интересно, как быстро удастся отбить у Джона его щенячью привязанность к Майкрофту? С прошлым зверьком брата, Лестрейдом, понадобилась неделя, он до сих пор помнил смятение инспектора, когда тот понял, что его одурачили. И дикое бешенство Майкрофта, когда он просчитал, кто это сделал. Шерлок перевернулся на спину, прижал кончики пальцев к подбородку. В голове ясно и четко выстраивались образы и схемы, миллионы вариантов, провалы и победы одновременно. Он распахнул глаза, вскочил, подавился воздухом, голова закружилась от прилива кислорода.
- Шерлок, ну и беспорядок ты тут устроил! – миссис Хадсон, как всегда некстати, решила его навестить. Домовладелица прошла на кухню, игнорируя злобный взгляд и недовольное мычание.
- Ну так что насчет этих самоубийств, Шерлок?- крикнула она, гремя посудой.- Я думала это как раз по твоей части.
- Не забивайте себе голову, дело всего на три пластыря. Миссис Хадсон, я буду поздно, скорее всего захочу есть,- он на ходу накинул пальто, затянул шарф.
- Я не твоя кухарка!- возмущенно. – Новое дело?- она выглянула из-за двери.- Столько радости, это неприлично,- она негодующе всхлипнула.
- К черту приличия! Игра, миссис Хадсон, началась! - Шерлок, перепрыгивая ступеньки, сбежал с лестницы и, распахнув дверь, выскочил на улицу.
***
Шерлок угрюмо смотрит в окно. Несмотря на то, что кафе «У Анжело» не очень популярное и находится не в самом престижном районе, сейчас здесь слишком много людей. Это отвлекает. Минуту назад он выдал Джону длинную тираду о том, что чемодан жертвы был розовым и что убийца, поняв свою ошибку, выкинул его в ближайший мусорный контейнер, где Шерлок его и откопал. Так же пришлось объяснить, попутно обозвав Джона идиотом, что телефон девушки остался у преступника, по случайности, или намеренно - не столь важно, и теперь они ждут, когда их клиент запаникует и появится здесь. Да, он послал смс убийце, но это такая мелочь, что не стоит заострять на ней внимание.
- Это было потрясающе,- Джон не сводит восхищенного взгляда с Шерлока. Его руки лежат на столе, и переплетенные пальцы на долю секунды привлекают внимание Шерлока.
- Ты так думаешь?- Шерлок удивлен, и это заметно по его лицу и настороженной позе. Он готов разоблачить лжеца.
- Конечно, это было удивительно,- Джон кивает, и в его глазах столько уверенности, что Шерлок почти верит в его искренность.
- Обычно люди не это говорят,- все же ворчит он и снова смотрит в окно. Он выбрал удобный наблюдательный пункт, улица видна, как на ладони. Типичный урбанистический пейзаж: дорога, мощенная булыжником, на противоположной стороне магазины, светящиеся огромными витринами. Спешащие прохожие, мир, живущий своей жизнью.
- А что обычно говорят люди?- не унимается Джон, и Шерлоку хочется улыбнуться, но он сдерживается.
- Отвали!- его глаза блестят.
Джон прыскает от смеха, похоже, что это забавляет его, и Шерлок не знает, смеяться вместе с ним или и дальше строить из себя недотрогу. Официант приносит их заказ – Шерлоку, как обычно, не до еды, Джон принимается за свой салат. Шерлок исподтишка наблюдает за ним. Добротный, но уже далеко не новый серый свитер, опрятная, но невзрачная рубашка под ним, открытое, всегда немного удивленное лицо, на котором огромными буквами написано «дружелюбие». Майкрофт сделал неожиданный выбор: Уотсон такой простой, незамысловатый, Шерлок прочитал его с первого взгляда, как открытую книгу, и брат, наверняка, тоже. Но вот они сидят, общаются и от его постоянных «это восхитительно», «удивительно» и «невероятно» приятно щекочет внутри. И Шерлока против воли цепляет его искренность, простодушие и наивная, нелогичная доверчивость. Еще больше хочется взять, раскрыть, посмотреть, как это у него получается, особенно после того, через что доктору пришлось пройти на войне.
- Так ты думаешь, что он придет сюда? Он же не настолько глуп,- реплика Джона повисает в воздухе. Он вглядывается в лицо Шерлока, но больше не произносит ни слова.
- Он настолько умен. Слабость гения – нужда в аудитории,- изрекает Шерлок в ответ на свои мысли, нервно барабаня пальцами по столу. Он разглядывает посетителей кафе, даже не задумываясь, считывает их истории по кольцу на цепочке, шрамам от рыболовных крючков, полоске незагорелой коже. Раздражает бездействие, он едва помнит, зачем они сюда пришли. Никаких гарантий, что все получится. Джон выглядит озадаченным, пережевывая свой салат. Шерлок хмурится, чуть сдвигает брови, вычисляя эмоцию Джона и то, что может стоять за ней.
- Сержант Донован сказала, что тебе это доставляет удовольствие,- Джон сосредоточен на еде. Шерлок замечает, что у него порозовели кончики ушей? Стыд?
- А стоило мне сказать «опасно» - ты тут как тут. С пистолетом,- на этот раз он широко улыбается, довольный тем, что заставил покраснеть и щеки доктора.
- Почему ты позвал меня?- Джон ерзает и возит вилкой по тарелке, его пальцы слегка подрагивают от волнения.
- Миссис Хадсон, домохозяйка, забрала череп,- какое же все-таки удовольствие видеть это выражение на лице Джона: смесь изумления, неверия и одновременно восторга. Как будто Шерлок признался в том, что он волшебник и продемонстрировал чудо сотворения.
- Я заменяю тебе череп? – скептически приподнятая бровь и Шерлок уже не так уверен в своей божественности.
- Ты прекрасно справляешься. Мне нравится твоя компания, и я думаю лучше, когда говорю вслух,- Шерлок очень надеялся, что Джон услышит в его ответе комплимент, а не завуалированное пренебрежение.
- Хорошо,- Джон кивает и одаривает Шерлока настолько проникновенным взглядом, что у него немного потеют ладони. Несомненно, Майкрофт знает о Джоне что-то, чего пока не знает Шерлок. Слишком мало информации, нельзя строить предположения на одних только догадках.

URL
Комментарии
2012-03-17 в 20:02 

Неудачный день
В поисках счастья
Необычный ход: вначале встреча с Майкрофтом, а уже затем с шерлоком. А название "Сомнение" из-за того что начнт формироваться роман и с Шерлоком тоже?
таро пространства вариантов, очень интересно и очень хочется продолжения)))

2012-03-20 в 17:43 

Неудачный день, сомнение из-за того, что случиться дальше. но проект пока заморожен на какое-то время, потому что кое-кого смущает то, что фик пишется по первой серии почти один в один. с разницей лишь в деталях, хотя и принципиально других нежели в оригинале

URL
2012-03-24 в 12:27 

Неудачный день
В поисках счастья
     

letter_love

главная