18.05.2011 в 22:04
Пишет A_Stacy:

Мини "Silence", Джон/Шерлок, NC-17, Sherlock BBC.
А вот и оно! Моим дорогим и обожаемым ПЧ, тем, кого я хорошо знаю и тем, с кем даже не общалась *а таких что-то многовато, молчунов* - прошу. Все просто и обыденно, но от души с любовью вам всем. Спасибо, что вы все еще меня терпите! :heart: Мег, ты мой герой! :squeeze:
Название: Silence
Автор: A_Stacy
Бета: meg aka moula
Пейринг:Джон/Шерлок
Рейтинг NC-17
Размер: мини
Жанр: высокорейтинговый романс.

- Тебе не кажется, что это уже слишком? – безнадежным тоном интересуется Джон у спины Холмса. Спина отвечает гробовым молчанием.
- Шерлок, не делай вид, что спишь. Я же знаю, что это не так!
Детектив еще плотнее сворачивается упрямым калачиком и молчит.
Джон устало трет лицо:
- Твой брат всю ночь достает меня своим смс-ками! Мне рано утром на работу! Сара и так в бешенстве из-за моих опозданий во время последнего расследования; если я снова засну на работе, она начнет вычитать прогулы из моей зарплаты!
За окном уличный фонарь молчаливо взирает на Лондон, а в их гостиной стоит трескучая тишина. Вернее, Джон думает, что она могла бы быть трескучей, потому что с Шерлоком тихо не бывает никогда. Ни за завтраком, ни на расследовании, ни во время скуки - и уж тем более ни во время секса. Которого у них, кстати, не было почти неделю - ровно с начала сумасшедшей погони за весьма хитроумным маньяком по всем злачным местам. За это время Джон успел пару раз прогулять работу, выслушать кучу нотации от Сары по телефону и обзавестись еще парой седых волос: Шерлок все-таки был потрясающе уверен в собственном бессмертии.

И вот вчера вечером Лестрейд наконец-то защелкнул наручники на запястьях преступника, а они с Шерлоком еле-еле доехали до дома, и у них не осталось сил даже на душ. Они и до комнаты Шерлока добрались-то еле-еле, где оба и уснули мертвым сном, успев только скинуть ботинки. Ближе к обеду следующего дня позвонила разгневанная Сара, и Джону пришлось почти бегом отправляться на работу. Чем занимался весь день Шерлок, он не знал но, судя по состоянию квартиры, скучать пока не начал. Это радовало.
Ужин они провели в молчании; детектив, казалось, полностью погрузился в свои мысли, а Джон слишком устал за рабочий день, чтобы поддерживать беседу. Так же в молчании Джон помыл посуду и отправился наверх, чтобы принять душ и лечь пораньше спать - все-таки ему далеко не двадцать лет, чтобы организм безнаказанно позволял целую неделю жить в режиме аврала. Шерлок же улегся на диван в свою фирменную позу, и на вопрос Джона, идет ли он спать, ответил угрюмым хмыканьем. И вот теперь Майкрофт терроризировал Джона смс-ками, несущими в себе поистине странную информацию.

Джон выныривает из воспоминаний и снова смотрит на лежащего в той же позе детектива.
- Шерлок, твоему брату нечем заняться в два часа ночи?! Зачем ему консультировать меня по поводу того, какое мороженое ты любишь?
Шерлок фыркает и наконец-то поворачивает к нему голову. Немного, так, чтобы видеть собеседника, но это уже огромный прогресс.
- Он взял на себя роль заботливой тещи.
- Чт…- Джон закашливается и просто-таки чувствует, как краснеют его уши и шея. - Так он.. эээ… То есть, ты хочешь сказать, твой брат знает, что мы… Что ты…
- Что я сплю с тобой? Или ты со мной, без разницы? - будничным тоном интересуется Шерлок и, не дожидаясь неуверенного кивка Джона, тут же отрезает тому все пути к паническому бегству: - Конечно. С самого начала.
- Как? - только и выговаривает Джон, в шоке от свалившейся на него информации. Так вот почему Майкрофт стал больше внимания уделять блоггеру своего брата - он уже давно в курсе, что Джон теперь не просто сосед или коллега. Джон нервно сглатывает и тут же закашливается, когда Шерлок, внезапно соскочив с дивана, бросает:
- Я сам ему сообщил. Чтоб не доставал. - Театрально взмахнув полами халата, он стремительно направляется к лестнице. - Не стой столбом, Джон. Ложись спать. Тебе же рано вставать.
Джону кажется, или в голосе Холмса действительно звучит что-то, подозрительно напоминающее обиду? Но с чего? Шерлок, конечно, порой бывает чрезмерно обидчивым, но Уотсон не помнит, чтобы успел сказать или сделать что-то особенное. Да они почти и не общались после завершения дела!
Телефон в руке настойчиво жужжит.
«А еще он очень любит, когда ему пальцами расчесывают волосы. Привычка с детства, когда его мучили мигрени, и наша мать так делала. МХ»
Джон закатывает глаза к потолку.
- Сам знаю.

***
Он не может уснуть. Без Шерлока под боком постель кажется совершенно неуютной и холодной, и Джон ворочается с боку на бок, бессильно злясь на обоих Холмсов. Майкрофт достает смс-ками, а Шерлок ведет себя странно.
«Надо с ним поговорить», - решает Джон, когда вода в ванной затихает, и слышатся мокрые шлепки босых ног по полу. Но, вопреки ожиданиям и логике, Шерлок не заходит в свою/их спальню, а спускается вниз. Джон пару секунд оторопело смотрит на дверь. Спустя еще пару минут он откидывает душное одеяло и, нашарив тапочки, возвращается в гостиную. И замирает в дверном проходе.
Шерлок зачем-то задернул шторы, и комната теперь освещается только настольной лампой. В ее мягком сиянии обычно бледная кожа детектива светится золотом. Шерлок возлежит на диване на спине, и не потрудившись даже толком вытереться после душа и прикрывшись лишь одним полотенцем. Да и то уже сползло с узких бедер достаточно, чтобы Джон с трудом сглотнул, не в силах оторвать взгляда от открывшейся перед ним картины.
Он не мог бы подобрать более заштампованного определения увиденному, но Шерлок и правда сейчас кажется созданием, только что сошедшим с картин художников Эпохи Возрождения. Джон скользит взглядом по тонким, но – проверено на опыте - по-мужски сильным рукам, скульптурно вылепленной линии плеч и груди, подтянутому животу. Мысленно прикасается пальцами к границе темных волос, спотыкается о ткань полотенца, мягко обводит его кромку и невесомо прикасается к нежной коже бедер. У Шерлока невозможная для мужчины кожа - слишком бледная, слишком мягкая и гладкая. Он весь невозможный.
- Нашел во мне что-то новое? – насмешливо интересуется Холмс, не открывая глаз. В его голосе по-прежнему звучат эти странные нотки, и Джон немного хмурится, сумев наконец отлепить себя от косяка и подходя ближе. Плохая идея. Так он может разглядеть лениво стекающие с влажных темных волос капли. По шее вьется мокрая дорожка, и Джон не собирается больше себя мучить: быстро наклонившись, он торопливо слизывает ее языком. И тут же слышит пораженный выдох.
- Джон! - Теперь в голосе Шерлока отчетливо слышится боль. Уотсон с удивлением поднимает голову и смотрит на его крепко зажмуренные глаза и сжатые в тонкую линию губы.
- Что такое? – Он осторожно кладет руку на обнаженную грудь Холмса и едва не отдергивает ее, когда чувствует, как тот вздрагивает от невинной ласки так, словно Джон его ударил.
- Не надо, - чуть слышно выдыхает Шерлок и, по-прежнему не открывая глаз, говорит твердым, холодным голосом, от которого у Джона неприятно сжимается внутри и тугой комок поселяется в районе сердца: - Не стоит утруждать себя выполнением обязанностей, которыми, как ты наверняка уверен, ты обзавелся.
- Что ты…
Шерлок глубоко вздыхает и, открыв наконец глаза, смотрит куда-то мимо плеча Джона, ударяя словами наотмашь:
- Если ты меня не хочешь, не стоит пытать себя и заниматься со мной сексом. Наши отношения ничего не значат, мы оба свободные люди и…
- Замолчи, - тихо, едва сдерживая поднявшуюся от этих слов волну гнева и ярости, произносит Джон. - Замолчи сейчас же, пока не ляпнул того, о чем потом пожалеешь.
Ответом ему служит пронзительный взгляд серых глаз и судорожный вздох, когда Джон ведет руками по обнаженному телу, чуть царапая горошины сосков и ласково оглаживает впалый живот. Джону нравится, как Шерлок реагирует на прикосновения. С самого первого дня Уотсон готов пить его стоны, ловить их губами, прижавшись к горлу или слизывая с припухших губ. Господи, он так по нему соскучился, вдруг понимает Джон и, снова не в силах отказать себе, целует родинку рядом с кадыком, отчего Шерлок запрокидывает голову и тихо всхлипывает, цепляясь пальцами за его плечи.
- Кто тебе сказал такую глупость? – Джон полностью опускается на Холмса и удовлетворенно хмыкает, чувствуя его возбуждение. – Скажи мне, Шерлок, - мягко просит он, начиная целовать доверчиво открытую шею, прихватывая губами кожу, всасывая ее в рот, - почему ты решил, что я тебя не хочу?
Шерлок в чем-то ошибся - и это настолько непривычно, что на мгновение захватывает дух. Впрочем, в любовных отношениях, как, к своему сожалению, он уже успел убедиться, детектив порой мог совершать гениальнейшие промахи. И сейчас, похоже, случился одни из них.
Шерлок глухо отвечает, в перерывах между стонами и поцелуями, которыми Джон, прекративший оставлять засосы на шее, занимает его рот:
- Неделю… не… притрагивались друг к другу… и… когда время… О, боже! Вчера игнорировал меня… Джон!
- Я всего лишь устал, Шерлок. - Доктор едва сдерживает смех, когда понимает, что успел тот себе понадумать. - Это так непохоже на тебя - не заметить очевидного.
- Я заметил, - упрямо возражает Холмс и перехватывает инициативу, от чего им на некоторое время становится не до разговоров.
Джон умудряется, не отрываясь от настойчивых губ, подняться и поднять Шерлока за собой. Полотенце падает на пол, и они стонут одновременно в рты друг друга, когда руки Джона скользят по все еще влажной гибкой спине. Оглаживают ягодицы, проскальзывают в ложбинку между ними…
- Джон!
Иногда он думает, что может сойти с ума от одного только звука собственного имени, произнесенного этим голосом. Шерлок прижимается к нему, трется всем горячим телом, и Джон, путаясь в завязках, быстро стягивает с себя пижамные штаны и белье. Умудрившись переступить через одежду и не рухнуть вместе с Шерлоком на пол, он тянет его за собой к лестнице. Их путь оказывается весьма извилист. Весьма трудно идти прямо и без остановок, когда жадные руки беспорядочно шарят по телу, беспомощно цепляются за плечи, а стоны на грани всхлипов просто оглушают.
До спальни они добираются с огромным трудом. Джон тут же валит Шерлока на постель, прижимая его запястья к простыне, и сквозь зубы ругается, когда тот обхватывает его ногами за талию и трется об него пахом. Джону кажется, что сейчас они оба похожи больше на диких животных, чем на людей. Их движения выверено хаотичны, и Джон почти рычит, впиваясь зубами в шею Шерлока и наслаждаясь его хриплым вскриком.
- Хааа! - выдыхает Холмс, когда Джон начинает тереться об него, стараясь, чтобы его член скользил по члену любовника, а потом, просунув руку, соединяет их, лаская чувствительные головки.
Шерлок никогда не утруждает себя тишиной, и Джон наслаждается звуками, вырывающимися из его горла. Холмс смотрит на него мутными, шальными глазами и одними губами произносит:
- Давай.
Джон кивает и отстраняется, чтобы быстрым движением достать смазку и презерватив. Шерлок почти хнычет от нетерпения, насаживаясь на разминающие его изнутри пальцы, и Джона озаряет внезапная догадка.
- Ты тоже соскучился, - пораженно выдыхает он и, вытащив пальцы (Шерлок чуть морщится), рвет зубами упаковку презерватива. - Вот почему ты обижался и выдумывал себе невесть что.
- Замолчи! – сипло требует Холмс, притягивая его к себе и снова скрещивая лодыжки на его пояснице. - Ты займешься делом, или прикажешь и дальше выслушивать твои догадки, в очередной раз подтверждающие, что ты идио… ааах!
Вот к этому он точно никогда не сможет привыкнуть – к ощущению сжимающихся вокруг члена мышц, к грудному вскрику Шерлока и к его закушенным губам. Джон замирает, давая время приспособиться, потому что это всегда немного больно, и, когда чувствует на своей щеке медленный выдох, начинает трахать Шерлока так, как, он знает, тому нравится – сразу глубоко и сильно, не теряя время на нежные толчки. Только так, почти вбивая его в матрас, заставляя царапать спину и кусать свою руку в попытках сдержать крики. В их движениях нет ритма, нет этой картонной слаженности, они оба просто двигаются навстречу друг другу, заглушая стонами и дыханием влажный звук шлепков бедер о ягодицы.
Движение за движением, и их тела, мокрые от пота, трутся друг об друга. Джон зажмуривается, когда Шерлок еще сильнее сжимает его член мышцами и требует - властно, срывающимся шепотом:
- Смотри на меня… смотри…
И Джон смотрит. Он не может оторвать взгляда от потемневших глаз Холмса, от его покрытых румянцем скул, искусанных раскрасневшихся губ и отчаянно бьющейся голубоватой жилки на шее.
- Смотри… - Шерлок облизывает губы одним плавным, развратным движением и тут же закатывает глаза, содрогаясь в оргазме.
Шерлок всегда такой – невозможный, и Джон боится просто не успеть поймать губами все его стоны, не успеть проследить взглядом за каплей пота, катящейся по шее, не успеть склониться ниже, закрывая рот поцелуем, когда тот кончает. Но все же каким-то образом он всегда успевает, и Шерлок всхлипывает ему в рот, а Джон продолжает вбиваться в его тело, пока того трясет от силы разрядки. Пара движений, и Джон с хрипом выгибает спину, крепко вжимаясь в Холмса бедрами.
Когда перед глазами перестают плавать разноцветные круги, а мир начинает ощущаться влажностью прижавшегося к нему тела и прохладой воздуха, Джон умудряется не заснуть в ту же секунду, а, стянув презерватив и бросив его на пол рядом с кроватью, протянуть руку, хозяйским жестом обнимая Шерлока за плечи и притягивая его еще ближе. Тот что-то невнятно бормочет ему в плечо, устраиваясь поудобней, и Джон чувствует, как его тело накрывает что-то большое и мягкое.
- Иначе простынем, - зевает ему в ухо Шерлок.
Джон тихо хмыкает и запускает пальцы во влажные кудри, начиная мягко разбирать непослушные пряди.
- Тебе нужно вытереться, - тихо говорит он, находясь уже на грани сна.
Шерлок тянется за его руками и довольно сопит уже в шею, отчего Джон ежится, чуть улыбаясь.
- Я уже.
- Ммм?
- Твоей футболкой. - Шерлок обвивает грудь Джона рукой и трется об него носом. - Она лежала на тумбочке.
- Напомни мне завтра свернуть тебе за это шею, - бормочет Джон.
Засыпая, он чувствует, как Шерлок улыбается.

URL записи